Президент Роскрахмалпатоки рассказал о зерновой переработке в РФ

Президент Ассоциации «Роскрахмалпатока» Олег Радин рассказал «Российской газете» о развитии экспорта зерна.

Три года назад Россия вышла на первое место в мире по экспорту зерна, в частности, пшеницы. И очевидно, что при тех урожаях, которые собирают в нашей стране (в последние несколько лет — не менее 105-110 миллионов тонн), существенную часть продукции нужно экспортировать. Однако зерно — это такое же сырье, как нефть и газ, хотя и сырье возобновляемое. И нам нужно стремиться к тому, чтобы производить и экспортировать продукты зерновой переработки — в первую очередь, крахмалы, аминокислоты, патоки и различные пищевые ингредиенты. Это позволит обеспечить отечественных производителей зерна более стабильными рынками сбыта с предсказуемой и относительно высокой ценой на сырье. Значит, они смогут планировать инвестиции не на год-два, а на более отдаленную перспективу. К тому же это даст новые высокотехнологичные рабочие места в сельской местности и позволит сохранять добавочную стоимость продукции внутри страны.

Юг России, к примеру, очень перспективная территория с точки зрения сырья для производства крахмала и его производных. Достаточное количество кукурузы выращивается именно в Южном Федеральном округе и на Северном Кавказе. При этом в аграрном комплексе региона есть ряд проблем, которые серьезно тормозят развитие экспорта продукции.

Спецпроект Переработка продукции

Во-первых, это проблема семенного материала. Не все сорта кукурузы имеют необходимые свойства для производства пищевого модифицированного крахмала. Не стоит пугаться слова «модифицированный», поскольку это крахмал, свойства которого направленно изменены в результате физической, химической, биохимической или комбинированной обработки. Он используется сегодня даже в детском питании и является продуктом глубокой переработки зерна. Эта ниша сегодня очень перспективна, но со всего юга только одно предприятие в Ставропольском крае занимается переработкой аминопектиновых и восковидных сортов кукурузы.

Из обычных сортов кукурузы пищевых модификаций не получится. Однако ни одно предприятие сегодня в России не закрывает полный спектр производства продуктов глубокой переработки зерна: от выращивания семян до конечных поставок крахмала. Даже предприятие в Ставрополе, приведенное в пример выше, закупает семена во Франции. Их отдают на выращивание фермерам и потом на паритетных началах забирают урожай для дальнейшей переработки.

Казалось бы, почему российские производители не могут начать самостоятельно производить такие семена? Дело в том, что для семеноводов это недостаточно емкий рынок, а бизнесу из переработки нужны готовые решения, и нет смысла ждать несколько лет, пока сорт выведут и после зарегистрируют в Госреестре. Селекционеры и технологи у нас есть, мы можем вывести практически любые виды растений, но, в данном случае, бизнесу проще покупать уже готовый продукт за границей.

Есть и проблема избыточного, на наш взгляд, госрегулирования. В производстве необходимы химические соединения, которые также используются при изготовлении и переработке наркотических средств и психотропных веществ. И с этим все очень строго. Производством уксусного ангидрида в России занимается, например, только одно режимное предприятие, ведущее особый предметно-количественный учет. В странах ЕС таких сдерживающих механизмов не существует. Возможно, для облегчения процедуры контроля нам совместно с регуляторами стоит более детально проработать порядок использования прекурсора, создать реестр или перечень предприятий по производству пищевых модификаций. По сути, проблемы с производством пищевых ингредиентов и регулированием отрасли очень связаны. И если будет решен вопрос с регулированием прекурсоров, думаю, многие компании захотят инвестировать в этот бизнес, и, как следствие, будет больший интерес со стороны производителей семян с повышенным содержанием амилопектина.

Если мы хотим выполнить поручение президента к 2024 году увеличить объем несырьевого неэнергетического экспорта в два раза, отечественным производителям может быть оказана поддержка. В рамках ВТО есть механизмы, которые позволяют дать зеленый свет развивающимся отечественным компаниям. Например, квотирование — введение ограничительных временных мер (до трех лет) на ввоз иностранных аналогов.

Когда мы говорим об экспансии российских переработчиков на мировом рынке, появляются и новые сложности. Очень многое зависит от страны-потребителя товара, законодательства, санитарных и ветеринарных требований. Второй момент — это заградительные пошлины. Маловероятен экспорт отечественного крахмала в Европу, поскольку их рынок (кроме того, что сам по себе насыщен) защищен высокими ввозными пошлинами, практически, по всем позициям. Наиболее перспективным для экспорта сегодня являются страны ближнего Востока и Африки. Но и тут есть своя специфика — знание языков и культурных особенностей. Также довольно долго может проходить процесс согласования рецептур конечных продуктов. Особенностей работы с зарубежными предприятиями может быть масса, но, как показывает опыт, все эти проблемы решаемы.

Источник

Последние новости